Статья Эдуарда Олевинского на сайте ЕФРСБ

Одной из его наиболее спорных и неоднозначных новелл стала часть 3.1 статьи 14.13 КоАП РФ – дисквалификация на срок от шести месяцев до трех лет за любое повторное неисполнение арбитражным управляющим, реестродержателем, организатором торгов, оператором электронной площадки либо руководителем временной администрации кредитной или иной финансовой организации обязанностей, установленных законодательством о несостоятельности (банкротстве).

Эта новелла установила самый настоящий запрет на профессию за двукратное нарушение формальных правил, даже если этим нарушением не причинен ущерб никому из участников процедуры.

На мой взгляд, процедурных требований в банкротстве столько, что соблюсти абсолютно все в ежедневной практике просто невозможно. По своему объему Закон о несостоятельности можно сравнить разве что с кодексами – в нем 14 глав и более 500 статей. Редакция Закона изменялась за прошедшие 13 лет около 80 раз. В таких условиях наказание для арбитражных управляющих за технические ошибки — неоправданно строгое.

Год назад, в июле 2016 года суд впервые наказал арбитражного управляющего по новой редакции ч. 3.1 ст. 14.13 Кодекса об административных правонарушениях. Кирилла Мартынова из Татарстана дисквалифицировали на полгода за то, что он не разместил сообщение в ЕФРСБ о намерении погасить требования налогового органа, а также за то, что он провел отчетное собрание кредиторов с опозданием на полтора месяца. При этом суд указал, что состав административного правонарушения является формальным, то есть не предусматривает материально-правовых последствий содеянного, и правонарушение считается оконченным независимо от наступления вредных последствий. В итоге, с учетом норм пятого и седьмого абзаца второго пункта статьи 20 Закона о банкротстве, Мартынов первым утратил право на профессию как минимум на три года за формальные правонарушения, не имеющие вредных последствий, только по причине их повторности.

Почему же на три года, когда дисквалификация судом была назначена только на полгода? Дело в том, что дисквалификация арбитражного управляющего (на любой срок) в соответствии с абзацем 5 пункта 2 статьи 20 Закона о банкротстве влечет за собой невозможность состоять в саморегулируемой организации (и как следствие – исключение из ее членов), а в соответствии с абзацем 7 этого же пункта Закона с момента исключения арбитражного управляющего из СРО должно пройти не менее 3 лет до того момента, когда он вновь получит право стать членом СРО. Вот так полгода и превращаются в три.

В конце 2015 года в нашей стране начал действовать Федеральный закон 391-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации».

Отмечу, что согласно статистическим данным Росреестра в 2014−2015 г.г. к административной ответственности, установленной частью 3 статьи 14.13. КоАП РФ, более одного раза были привлечены 15,3% арбитражных управляющих (295 и 364 соответственно) от общего количества арбитражных управляющих, подвергнутых административному наказанию по части 3 статьи 14.13. При этом арбитражные суды с учетом принципа соразмерности административного наказания в 2014 году вынесли решения о дисквалификации 25 арбитражных управляющих из 295 допустивших повторные нарушения, а в 2015 году соответственно 26 из 364 арбитражных управляющих.

То есть только 8% повторных административных правонарушений были признаны судами с учетом тяжести содеянного, размера и характера причинённого ущерба, степени вины правонарушителя соответствующими административному наказанию в виде дисквалификации.

Анализ применения статьи 14.13 КоАП к арбитражным управляющим показывает, что применение судами дисквалификации за повторные правонарушения с момента появления новой части 3.1 существенно выросло в 2016 году и остается на высоком уровне в 2017 году. Так, в 2016 г. 212 дел обошлось без дисквалификации, 67 управляющих дисквалифицировали. За первую половину 2017 г. дисквалифицировали 29 управляющих, 107 человек избежали этой строгой меры (Диаграмма 1).

Угроза утраты профессии за любое повторное правонарушение приводит к тому, что опытные высококвалифицированные специалисты уходят с рынка. Об этом красноречиво говорит статистика: 25% сообщений о банкротстве в первом полугодии 2017 г. опубликовано арбитражными управляющими – новичками, не работавшими до 2016 г., при общем увеличении численности арбитражных управляющих около 5%. Активность публикаторов-новичков в аналогичный период – полтора года, предшествовавших вступлению в силу Федерального закона № 391-ФЗ (которым в КоАП введена часть 3.1 статьи 14.13) – росла соответственно росту общей численности, доля их публикаций к концу 2015 года составила 6% (Диаграмма 2).

Даже если предположить, что опытные арбитражные управляющие остаются активными участниками дел о банкротстве, уступая формальную должность молодым специалистам, нынешний подход к дисквалификации без сомнения негативно отражается на независимости арбитражных управляющих и на институте банкротства в целом. Думаю, что накопленная за полтора года действия Закона судебная практика должна заставить законодателя задуматься о необходимости исключить формальный подход к применению столь жесткой меры наказания. Не стоит забывать один из важнейших принципов юридической ответственности – принцип справедливости. Мера наказания всегда должна соответствовать степени тяжести правонарушения.

Материал подготовлен с использованием данных Единого федерального реестра сведений о банкротстве (bankrot.fedresurs.ru) и системы Caselook.

Источник: ЕФРСБ

Автор: Эдуард Олевинский, Председатель Комитета по финансовому обеспечению ответственности в процедурах банкротства Российского Союза саморегулируемых организаций арбитражных управляющих


Комментарии в СМИ
Эдуард Олевинский
Поиск в пресс-центре