Комментарий Эдуарда Олевинского для Право.ru

Экзамены, профсоюзы и первые процессы: юристы рассказали истории студенческой жизни

Все юристы когда-то были студентами, и в канун 1 сентября мы решили опросить тех, у кого воспоминания об учебе еще свежи. Кому удавалось списывать на экзаменах, что пробуждало любовь к праву, насколько тяжело оказывалось совмещать учебу с работой и как увлечение компьютерными играми помогло в дальнейшей – об этом вы узнаете из откровенных рассказов известных юристов.

Александр Ермоленко, партнер ФБК-Право говорит, что никогда в институте не списывал: «Такая была принципиальная позиция». Он считает, что экзамен – это честное состязание между студентом и преподавателем, а списывать как-то неспортивно. Став преподавателем, юрист своего мнения на этот счет не изменил: «Если сам кого-то ловлю, то выгоняю». Но однажды в студенческие годы Ермоленко отступил от своего принципа. Их курс тогда сдавал зачёт по конституционному праву стран СНГ. Вытянув билет, будущий партнер ФБК-Право понял, что ответы на доставшиеся вопросы он не знает совершенно. Студент стал сидеть и ждать знак свыше. Провидение явилось в лице одногруппника Ермоленко – Жени, который сидел с ним тогда за одной партой. Сам Евгений списывал на каждом экзамене, делал это профессионально, потому и учился неровно – со множеством пересдач, но всегда рано или поздно закрывал сессию. Одним словом – полная противоположность Ермоленко, который являлся прилежным студентом. Вот и в тот раз Женя бойко списывал, пока будущей партнер ФБК-Право сидел и смотрел по сторонам от безысходности. Евгений вскоре заметил подозрительное бездействие соседа по парте и сказал Ермоленко: «Что, ничего? Говори номер билета и вопросы». Услышав нужную информацию, Женя тут же выдал своему однокурснику две бомбы. Ермоленко их прочитал и вернул обратно. Оба студента зачет успешно сдали. Один из вопросов будущего партнера ФБК-Право звучал так: «Конституционно-правовой статус президента Грузии».

Поступив на юрфак СПбГУ, Кирилл Саськов, партнер АБ «Качкин и партнеры» решил как можно активнее участвовать в общественной жизни факультета. Во время учебы он сразу же стал активным членом профсоюза студентов и аспирантов. С началом профсоюзной жизни и связано одно из его ярких воспоминаний о студенческой поре. В конце второго курса Саськов захотел от лидеров факультетского самоуправления более активного участия в жизни студентов. Речь шла о простых вещах – наладить нормальную работу столовой, где бегали тараканы, проводить на должном уровне студенческие мероприятия и т.п. В итоге все закончилось мини-революцией: Саськов организовал сбор подписей на всех курсах под требованием провести конференцию по переизбранию руководства профбюро юрфака. Инициативному студенту удалось собрать более 300 подписей учащихся, с которыми он и отправился к декану факультета. «Представьте, идет весна 1999 года. НАТО начинает молча бомбить Югославию, Евгений Примаков разворачивает самолет над Атлантикой, а какой-то второкурсник бегает и зачем-то собирает подписи студентов одного из престижнейших вузов страны», – вспоминает юрист. Тем не менее, декан сразу понял чистоту намерений учащегося, поэтому руководство факультета не стало мешать проведению конференции. Борьба оказалось острой и громкой, но по ее итогам Саськова все-таки избрали председателем профсоюзной организации юрфака СПбГУ. Секретарем того судьбоносного собрания оказался однокурсник победителя и его прекрасный товарищ – Ярослав Кривой. А председателем конференции значился руководитель профсоюза всего университета – Игорь Темный. По традиции в конце протокола мероприятия стояли подписи двух перечисленных людей – инициал имени и фамилия. В конце того документа красовалась надпись: «Я. Кривой И. Темный».

У Сергея Гришанова, партнёра АБ «Коблев и партнёры» польза учебы была доказана эмпирическим путем во время практики на 4 курсе. Его отец – адвокат, а в прошлом районный прокурор, предложил сыну попрактиковаться: надо было представлять интересы знакомых пенсионеров, с которых взыскивали долги за электроэнергию в мировом суде. Процесс был назначен уже на следующий день, поэтому доверители Гришанова не успели оформить доверенность. Судья по этой причине отказывалась допустить молодого юриста к процессу. Однако находчивый студент пояснил, что п. 6 ст. 53 ГПК РФ допускает определять полномочия представителя в устном заявлении доверителя в суде. Новый процессуальный кодекс тогда только начал действовать, но его содержание Гришанов знал детально. В итоге юристу пришлось минут 10 убеждать судью в своей правоте, для чего даже пришлось вместе со служителем Фемиды читать текст ГПК. Суд все же допустил представителя к участию в процессе. «Я выступил с речью в лучших, как мне казалось, традициях русской адвокатуры, в конце которой заявил о пропуске срока исковой давности заявителем. Ожидаемо в иске к моим доверителям отказали, а впоследствии судья передала через отца мне благодарность за новые знания», – рассказал о своей первой победе в процессе Гришанов.

Виктор Гербутов, партнер юрфирмы Noerr вспомнил историю, в которую попал его однокурсник на первом курсе юрфака МГУ. Студент горел желанием заниматься самодеятельностью, а именно – играть на баяне. Музыкального инструмента на факультете не было, поэтому будущий юрист попросил деканат профинансировать его покупку. Однако получил отказ. Тогда возмущенный студент написал жалобу на руководство юрфака и заодно – ректорат вуза, в Администрацию президента РФ. Там проявили чуткость к культурным потребностям заявителя и перенаправили бумагу непосредственно в ректорат МГУ. Запрет направлять жалобы на рассмотрение должностному лицу, действие или бездействие которого оспаривается, Администрацию президента не смутил, что стало большим сюрпризом для студента. Однокурснику Гербутова позвонил секретарь ректората, который сообщил о «посылке» из госоргана. Будущий юрист в предынфарктном состоянии прибежал в ректорат, где стал умолять секретаря вернуть ему жалобу, а не передавать ее Виктору Садовничему. Больше жалоб на руководство он не писал, но заинтересовался административным правом, рассказывает Гербутов. Сам юрист с улыбкой говорит, что мораль этой истории одна: «Юрфак – не место для концерта».

Антон Ильин, д.ю.н., декан юрфака НИУ-ВШЭ (СПб) вспомнил историю, свидетелем которой он стал во время сдачи госэкзамена по теории права на 5 курсе юрфака СПбГУ. Ильин подготовил ответ и ждал своей очереди, слушая, как отвечает его сокурсник В., которому достался вопрос о психологической теории права Льва Иосифовича Петражицкого. Студент отлично знал материал и потому очень сильно волновался. Ответ пятикурсника уже подходил к концу, а комиссия умилялась таким прекрасным знаниям. И тут В. чеканно произнес: «По этому поводу Лев Игнатьевич Петражицкий сказал...». Члены комиссии с улыбками переглянулись, а ее председатель робко поправил экзаменуемого: «Иосифович». Студент, не обращая на это никакого внимания, сказал: «Да, да, конечно» и продолжил ответ. Через несколько минут В. снова решил отдать дань уважения Петражицкому, с пафосом и глубокой убежденностью в голосе заявив: «Именно Лев Васильевич определил...». Комиссия заметно занервничала. Все сдающие оторвались от своих работ и стали следить, что же будет дальше. Председатель на этот раз уже твердо сказал: «Иосифович»». В., отмахнувшись, со словами: «Да, да, разумеется», продолжал. Все взоры были обращены на студента. Его однокурсники ждали, что же еще достанется Петражицкому. Наконец, экзаменуемый подошел к концу своего ответа, подытожив: «Все-таки глубоко был прав Лев Иванович Петражицкий». Члены комиссии на этом моменте хором закричали: «Иосифович!». Так всем обидно было за известного российского правоведа. Студент вдруг совершенно успокоился и хладнокровно ответил: «Да, да, бесспорно.». В. сдал экзамен на 5, а в дальнейшем стал замечательным юристом.

Интерес к предмету приходит с практикой, констатирует Эдуард Олевинский, председатель Совета директоров ПБ «Олевинский, Буюкян и партнеры»: «А на лекциях юрфака говорят о теории». В этом есть свой плюс, вспоминает юрист: «Вообще нет проблем, чтобы уснуть после ночной подработки». Однажды во время лекции, где-то на 57 минуте занятия, после долгого рассказа монотонным голосом преподаватель Олевинского, не меняя тона, обратился к аудитории: «Всем, кто спит...». А потом уже громче и чётче продолжил: «Встать!». По словам Олевинского, с того случая он не доверяет никаким методикам познания во сне.

Партнер АБ «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Дмитрий Степанов рассказывает, что пошел учиться на юрфак случайно: «Это не был какой-то глубоко осознанный выбор, к которому иные шли прицельно и целенаправленно». Так что уже на первом курсе студента охватил страх: юриспруденция – это совершенно не его. Все эти «дает руководящие разъяснения по вопросам судебной практики», «система органов государственной власти» и ордалии с законами Хамурапи мне были не интересны, вспоминает юрист. Он читал, учил, готовился к семинарам, но вскоре у будущего партнера ЕПАМ возникло горькое чувство: «Отучусь так и пополню армию тех, кто получает ненужный диплом, работая потом не по специальности. Тоска, крушение надежд». Однако в один момент все изменилось. Перемены наступили, когда студенты начали проходить в рамках истории государства и права зарубежных стран Французский Гражданский кодекс. Степанов стал читать в библиотеке что-то из дополнительной литературы про историю разработки Кодекса Наполеона и его «зацепило». Да так, что захотелось еще и еще почитать, говорит юрист: «Сначала про триаду прав, потом про общие принципы договорного права Франции. В общем, с тех пор как пошло, так и не отпускало больше. Именно тогда я понял, что гражданское право – это мое, как и право вообще. Лет двадцать уже все никак не отпускает». Поэтому сейчас Степанов желает всем будущим юристам найти свой интерес в праве – без разницы, что это будет: «Пусть сегодня это не «модно» или пока не приносит много денег, занимайтесь тем, что вам интересно, все остальное само приложится. Наша профессия она такая – про огонь в глазах».

По словам Натальи Шатихиной, управляющего партнера CLC в ее студенческую пору смешных историй было много. Она вспоминает, как однажды их лаборанты, готовя слепки отпечатков ног для занятий по криминалистике, то ли в штуку, то ли по недосмотру сделали на одном слепке 6 пальцев. Студентам надо было описать след, указав несколько его особенностей. Шатихина принесла преподавателю свой листок только с одной особой приметой. Он, особо не вчитываясь, спросил у студентки: «И все?». Шатихина молча принесла преподавателю слепок и получила зачет по лабораторной.

В студенческие годы зачастую не хватало понимания, как правильно учить материал, говорит Андрей Зеленин, партнёр Lidings. Будущие юристы доходили до этого чаще всего эмпирическим путём или полагались на опыт старших товарищей. Однако один эффективный метод Зеленин со своим одногруппником «открыли» самостоятельно. После занятий физкультурой они решили посидеть в кафе и пообщаться о жизни. Закончив с беседами на отвлечённые темы, молодые люди стали обсуждать особенности своего образовательного процесса. Зеленин высказал сомнение в эффективности существующего формата семинаров: тему изучают все студенты, а на занятии фактически отвечают только 2−3 человека. Тогда одногруппник предложил будущему партнеру Lidings кратко рассказать о последней пройденной теме вслух. Зеленин тут же стал говорить о государстве франков из курса «Всеобщей истории государства и права», про которое читал накануне. Через пару месяцев после посиделок в кафе пришла пора очередной сессии. Будущему партнеру Lidings на экзамене повезло – он вытянул билет с темой, про которую в свое время так увлеченно рассказывал своему одногруппнику за чашкой кофе. Отвечая преподавателю, он с удивлением заметил, что проговоренный однажды материал вспоминается очень легко. Зеленин без труда назвал преподавателю ключевые даты и факты, получив по этому предмету высокую оценку. В итоге такой подход к подготовке оказался очень востребованным для одногруппников в будущем: как в учебе, так и в юридической практике. Тот сокурсник сейчас работает юристом в крупнейшей глобальной IT-компании трудится за рубежом, добавил Зеленин.

Смешные случаи в основном происходили во время сдачи экзаменов, рассказывает Константин Добрынин, старший партнёр КА Pen & Paper, который учился на юрфаке СПбГУ. Юрист вспоминает, как во время экзамена по прокурорскому надзору, его товарищу достался вопрос о функциях прокуратуры. Студент не был сильно готов, но оказался нагл, находчив и дерзок, поэтому невозмутимо ответил: «Прокуратура может остановить деятельность фирмы». Экзаменатор снял очки и уточнил: «А можно поподробнее, коллега?». Поподробнее оказалось можно и звучало следующим образом: «Прокуратура придёт с проверкой на предприятие и изымет все документы, а без документов фирма работать не сможет». Предмет отвечающему пришлось пересдавать, что пошло только на пользу другу Добрынина.

Максим Кульков, управляющий партнер «Кульков, Колотилов и партнёры» вспомнил случай, который раз и навсегда приучил его отключать звук мобильного телефона, когда тот может помешать. Шел второй месяц его обучения в Англии по программе LL.M. Юрист сидел на занятии профессора Ховарда Беннета, который читал международное торговое право. Преподаватель, с его многочисленными профильными публикациями и рядом достижений в послужном списке, отличался крайне высокомерным отношением к студентам и за словом в карман не лез. Посреди лекции у Кулькова вдруг зазвонил телефон (монофоническая мелодия «Obladi Oblada»). В то время «мобильник» был совсем новой игрушкой. И юрист носил его в рюкзаке из-за большого размера. Поэтому Кулькову пришлось долго и мучительно выуживать телефон из недр сумки, а потом, невпопад от волнения, жать подряд все кнопки, пытаясь поскорее выключить устройство. Беннет молча смотрел на студента. Когда юрист, наконец, отключил проклятый девайс, преподаватель выждал минуту и провозгласил примерно следующее: «Уважаемые господа, я настоятельно прошу вас выключать свои мобильные телефоны на лекциях. Если ваши способности не позволяют вам выключать ваши телефоны, то будьте любезны вовсе не приносить их в университет. Если вы не можете расстаться с вашими девайсами, то прошу вас впредь здесь не появляться». С тех пор, если я не беру трубку, то это сигнал, что я занят и перезвоню, как только освобожусь, говорит юрист. Урок профессора настолько железно научил Кулькова выключать звук телефона, что он теперь по пять–шесть раз перепроверяет, точно ли убрал звук. И да, хваленая английская вежливость может быть убийственной, резюмирует управляющий партнер «Кульков, Колотилов и партнеры».

В отличие от многих своих коллег Алексей Костоваров, советник АБ «Линия права». учился не в престижном столичном вузе, а в родном Тульском государственном университете, которому юрист до сих пор благодарен. Нам не читали лекции известные профессора, а из литературы по праву были в основном учебники и тексты кодексов, рассказывает Костоваров. По его словам, на первый план выходили навыки отдельных преподавателей и авторов доступных в то время научных публикаций, которые могли увлечь правом. В Тульском университете одним из таких преподавателей являлся и является Владимир Анатольевич Порошков. Благодаря нему гражданское право стало навсегда для Костоварова любимым и самым увлекательным приключением. На одном из занятий по этому предмету Порошков достал из внутреннего кармана своего пиджака небольшую потрепанную брошюрку под авторством Консантина Скловского, которую настоятельно порекомендовал прочитать. Труд назывался «Работа адвоката по обоснованию и оспариванию добросовестности в гражданских спорах». После прочтения 64 страниц (ровно столько в этой книжке) началось настоящее знакомство Костоварова с гражданским правом, в которое он влюблен до сих пор. Юрист вспоминает, что уже потом были ночи с книгой Скловского «Собственность в гражданском праве», увлекательное чтиво его «Практической цивилистики» и замечательной работы по сделкам. Но отправной точкой стала именно та небольшая брошюра.

Екатерина Смирнова, партнер ЮГ «Яковлев и Партнеры» отлично помнит, как границей взросления для ее группы стала летняя сессия второго курса и экзамен по общей части уголовного права. Если до этого институтская жизнь по степени ответственности и необходимости самоорганизации не особо отличалась от школьной, то экзамен по уголовному праву, заставил студентов стать серьезнее. По итогам той сдачи из группы Смирновой отчислили 40% учащихся, что быстренько окунуло оставшихся студентов в реальность. Это был хороший пример, как право надо понимать (а то и чувствовать), а не просто учить, говорит юрист: «С третьего курса у нас началась взрослая жизнь».

Александр Боломатов, партнер юрфирмы «ЮСТ» говорит, что одним из их замечательных преподавателей в МГИМО был профессор Евгений Александрович Васильев – автор значимых трудов по международному частному и торговому праву зарубежных стран. Учебник под его редакцией «Гражданское и торговое право зарубежных государств» до сих пор является фактически единственным современным фундаментальным трудом в этой области в России. На первом или втором курсе преподаватель организовал для студентов курса экскурсию в Арбитражный суд Москвы, который тогда находился в старом здании на улице Новая Басманная. Будущие юристы сходили на судебное заседание и погуляли по коридорам. Мы все были очень заинтересованы и хотели практической юридической работы, вспоминает Боломатов. Но профессор Васильев тогда сказал студентам, что для эффективной деятельности на практике главное – это базовые юридические знания, а не часы, «насиженные» в суде. Преподаватель посоветовал будущим юристам несколько лет углубиться в учебу, а не переходить к практической работе. Сейчас я думаю, что профессор был совершенно прав с педагогической и жизненной точки зрения, говорит Боломатов: «С одной стороны он «утолил» профессиональное любопытство студентов, а с другой стороны дал совершенно правильный и верный совет молодым юристам». Боломатов говорит, что убедился в мудрости совета замечательного преподавателя на своем примере: «Спасибо ему. В 2013 году он скончался, что стало большой утратой для всей нашей юридической науки. Пусть земля ему будет пухом».

Владислав Архипов, советник Dentons, отмечает, что в студенческие времена осознанно стремился к тому, чтобы в его жизни было как можно меньше «случаев», особенно забавных и поучающих: «Из-за них сложно сосредоточиться на последовательной конструктивной работе». Самые теплые воспоминания у юриста остались о магистратуре, когда очной учебной нагрузки стало уже меньше, и она была по интересным предметам. Работать по практике Архипов тогда еще не начал, вопреки «моде» начинать трудовую деятельность как можно раньше. Честно говоря, ни разу об этом не пожалел, признается юрист: «В течение полутора лет моя жизнь была очень хорошо структурирована». Помимо чтения книг и статей в обычном формате (дома, в Интернете или в его любимом читальном зале иностранной литературы РНБ в Санкт-Петербурге), у магистранта было несколько «ритуалов», с которых он начинал день. Архипов вставал в 6 утра и читал главы из нескольких книг с кратким конспектированием по памяти в специально отведенной тетради. Таким образом студент постепенно осилил несколько объемных трудов вроде «Истории западной философии» Бертрана Рассела или «Science and Sanity» Альфреда Кожибски. Последнюю книгу он брал в РНБ «подпольно» на читательский билет одного из профессоров. Дальше в плане дня была работа с компьютерными программами-тренажерами для развития скорости чтения, внимания и памяти. Особенно много времени будущий советник Dentons уделял самому главному – компьютерным играм. Cпустя более чем десять лет, все перечисленное очень помогает юристу в работе, не исключая и игры, которые помогли отлично выучить английский язык. Забавные случаи были еще и на военных сборах, вспоминает Архипов: «Но все они связаны с нецензурной бранью, поэтому от их рассказа придется воздержаться».

Во времена нашей учебы мы иногда списывали (ну, хотя бы пытались) что-то на экзаменах и зачетах, рассказывает Михаил Александров, партнер АБ «А2.Адвокаты». На четвертом курсе будущим юристам преподавали такой предмет как юридическая психология. К тому времени все уже считали себя «матерыми студентами», и многие этот предмет решили списать. Александров бы, наверное, тоже последовал общему примеру, но списывать ему было не откуда. Вел этот предмет заслуженный и грузный мужчина, который ходил, опираясь на трость. На экзамене он по аудитории не прогуливался, а сидел за своим столом и внимательно за всеми следил. Студенты писали все ответы в аудитории одновременно. Александрову юридическая психология нравилась, да и билет все же попался со знакомыми вопросами, так что он стал справляться своими силами. Тем временем, вокруг него одногруппники копировали конспекты и учебники. Вдруг, преподаватель встал и направился прямо к Александрову со словами: «Встаньте, говорит, молодой человек. Я – дипломированный психолог и точно знаю, что именно вы списываете». Студент в шоке ответил: «Как? Откуда? У меня ж ничего нет!». Экзаменатор тогда сказал: «Это совершенно не важно, как и откуда. Просто ваше поведение разительно отличается от всех остальных в группе. А так как вся группа списывать не может, то, логично, что это делаете вы. Так как улик нет – получите ваше «3» и марш отсюда». В этот момент Александров окончательно проникся всей силой юридической психологии: «Ведь вычислил же он, не вставая с места, что со мной одним во всей группе что-то не то!».

Дмитрий Лизунов, управляющий партнер ЮФ «LL.C-право» изначально хотел поступать в театральный вуз. Но родители уговорили его идти учиться на юриста. Условие было такое: сын получает диплом юрфака, а дальше может делать все, что хочет. Но Лизунов постепенно втянулся в учебу. На третьем курсе он решил специализироваться на «гражданке». Во многом такому решению послужил авторитет преподавателя, который вел эту дисциплину. Тогда же студент пошёл стажироваться у адвоката. Первое время вообще не понимал, о чем говорят коллеги, вспоминает Лизунов. Но со временем он наработал терминологию, опыт и к окончанию вуза уже вовсю работал. А некоторые его одногруппники ленились и начали трудиться по специальность лишь спустя несколько месяцев после получения диплома. Из этого юрист сделал вывод, что практика во время учебы необходима. Поэтому уже после окончания вуза и основания успешной юрфирмы он создал кафедру корпоративной юрпрактики в родном Томском государственном университете.

Алексей Малаховский, Право.Ru


Комментарии в СМИ
Эдуард Олевинский
Поиск в пресс-центре