Комментарий Юрия Федорова для Право.Ru

«Правовая ирония судьбы»: новогодние истории от юристов

Большинство юристов, опрошенных «Право.ru», привыкли отмечать Новый год в семейном кругу. Но некоторые наши собеседники все же вспомнили свои необычные истории, которые случались с ними в этот праздник. Кто-то закрывал сделку 30 декабря, будучи беременной, кто-то принимал экзамен у будущих юристов в образе Снегурочки, а другие адвокаты, работавшие в молодости следователями, рассказали, каково это – дежурить в новогоднюю ночь.

У Андрея Гривцова, старшего партнера АБ «ЗКС», было достаточно празднований Нового года на рабочем месте, но больше всего ему запомнилось самое первое из таких. В начале 2000-х он только закончил вуз и работал следователем прокуратуры. По его словам, тогда в любой прокуратуре была традиция: на Новый год дежурит самый молодой следователь. Вот Гривцов и дежурил. В те времена убийств в Москве совершалось значительно больше, чем сейчас, вспоминает он. Поэтому в первую же рабочую новогоднюю ночь нашему собеседнику за столом посидеть так и не довелось. Первый вызов поступил еще 31 декабря около 22:00. Пьяная драка с поножовщиной и труп на улице в -18 С. Следственно-оперативная группа согревалась как могла, говорит Гривцов. Сам он отмечал праздник без фанатизма, потому что был следователем молодым и боялся упустить что-нибудь важное в ходе осмотра. А вот судебно-медицинский эксперт, человек опытный, праздновал прямо рядом с трупом и весьма активно, рассказывает юрист. В ту ночь было еще три жертвы на пожаре в квартире, а закончилось все уже в 11 утра замерзшим в лесопарке бродягой. Последний труп Гривцов осматривал в гордом одиночестве: «Судебный медик и криминалист выйти из дежурного автомобиля по состоянию здоровья не смогли». Дома молодой следователь появился только к вечеру 2 января, поскольку оперативники задержали убийцу, зарезавшего мужчину в пьяной драке. Тем не менее в этом была какая-то романтика, и мне не казалось обидным, что друзья-товарищи отмечают праздник, а я вынужден работать, говорит юрист. Более того, Гривцов даже гордился тем, что работает следователем: «Работа казалась очень нужным и важным делом, и это ощущение, несмотря на смену процессуального статуса со следователя на адвоката, мне удалось сохранить до сегодняшних времен». Так что сейчас, если в новогоднюю ночь нашему собеседнику поступит вызов от клиента, попавшего в беду, он спокойно встанет из-за стола и поеду к своему доверителю на помощь. Ничего страшнее осмотра места происшествия на улице в -18 со мной все равно не случится, резюмирует Гривцов.

Вадим Клювгант, партнер КА Pen&Paper, когда был следователем, тоже любил дежурить в новогоднюю ночь. Во-первых, не так одиноко, говорит он: «Все не спят, и жизнь бьёт ключом». Во-вторых, это была самая неагрессивная ночь года, рассказывает юрист: «В это время почти не случалось серьёзных происшествий, а незнакомые люди друг другу улыбались просто так, хотя в обычной жизни это было не принято». Но самое сильное новогоднее впечатление у Клювганта вовсе не праздничное, но от этого не менее важное для него. Его блестящий коллега и друг Юрий Маркович Шмидт долго и мужественно боролся с тяжёлым недугом, но болезнь оказалась сильнее. Клювгант вспоминает, что в их последнем разговоре во второй половине декабря Шмидт, уже всё понимая, сказал: «Постараюсь не допустить, чтобы у моих близких и друзей был испорчен праздник с новогодними каникулами». Юрий Маркович ушёл на следующий день после окончания новогодних праздников...

30 декабря 2014 года на Манежной площади проходила демонстрация в поддержку братьев Алексея и Олега Навальных. Приятеля адвоката Ильи Новикова, гражданина Украины Рому Н., задержали и оставили ночевать в ОВД. От помощи друга-адвоката он отказался, поверив разговорам полицейских, что утром его отпустят, рассказывает наш собеседник. Утром 31 декабря защитник посещал одного из своих доверителей в СИЗО и вышел из изолятора лишь к обеду. Не успел он включить свой телефон, как обнаружил там 20 пропущенных звонков от Романа. Пока Новиков был вне связи, его приятеля успели свозить в суд и присудить 15 суток. Защитник срочно поехал в ОВД, параллельно «вызвонив туда» украинского консула. Очень вежливый замначальника ОВД объяснял нам с консулом, что, к сожалению, ничего не может сделать, поскольку Романа от них уже увезли в спецприемник час назад, вспоминает адвокат. И в это самое время приятеля Новикова начали выводить из соседнего кабинета в коридор. Увидев нас с консулом, Роман поднял шум, и вся идиллическая новогодняя сцена получилась смазанная, говорит юрист. Защитник до боя курантов еще успел подать жалобу в ГУВД, но Романа отпустили лишь в январе, да еще и закрыли ему въезд в Россию по линии ФСБ как нежелательному иностранцу. Консул написал ноту на МИД РФ, и сейчас все эти документы лежат в Страсбурге под обложкой «Н. против Российской Федерации», ожидая своего часа и присуждения справедливой компенсации, рассказал Новиков.

У корпоративных юристов свои предпраздничные «дежурства». Управляющий партнер ЮФ ART DE LEX Дмитрий Магоня вспоминает, как проходили последние дни 2012 года. 30 декабря они с коллегами на стороне продавца закрывали сделку по продаже блокирующего пакета акций компании, которая является российским лидером инфраструктурного строительства. Юрист говорит, что они готовили это соглашение около года, а само предприятие эксперты тогда оценили в $1 млрд (стороны никогда не раскрывали сумму контракта). Сделку в итоге закрыли за несколько десятков часов до звона курантов. В то же самое время Правительство РФ приняло постановление, которое кардинально меняло правила игры на оптовом рынке электроэнергии и мощности. Работа над подготовкой этого документа велась в напряженном режиме в активном диалоге с лидерами отрасли, рассказывает Магоня. А значительную часть крупных генерирующих компаний России представляла именно команда Art de Lex. Только за пару дней до Нового года мы, наконец, выдохнули, вспоминает юрист: «С тех пор мы отчетливо понимаем, какие высокие профессионалы на самом деле работают в электроэнергетике, в том числе в Минэнерго и профильном департаменте аппарата правительства».

Вице-президент ФПА Генри Резник вспомнил, как ему не удалось празднично встретить 1965-й год. Тогда наш собеседник еще не был адвокатом и известным ученым-правоведом, а трудился следователем в Алма-Ате. Он хотел отметить праздник с мамой в Саратове и отправился в город на Волге транзитом через Москву. Самолет в Саратов по расписанию должен был вылететь из подмосковного аэропорта Быково 30 декабря, но погодные условия помешали этому. В здании аэровокзала 30 человек, включая будущего адвоката, ждали, когда же начнется посадка на их рейс. Так и прошла ночь с 30 на 31 декабря 1964 года – в ожидании. Перспектива встретить Новый год в аэропорту никому не нравилась, поэтому пассажиры стали на повышенных тонах просить вылета. По словам Резника, больше других возмущался мужчина в форме полковника. Офицер чуть ли не угрозами требовал немедленно вылетать в Саратов. Несмотря на такое давление, все службы аэропорта проявили твердость и отказались поднимать судно в небо. Резник рассказывает, что ему пришлось добираться до мамы поездом и приехал он в Саратов только 1 января. «Когда мы подъезжали к вокзалу – людей не было видно на расстоянии в 10 м. Такой туман стоял на улице. И тогда я порадовался несгибаемости сотрудников аэропорта, которые не поддались на начальственные окрики. Страшно представить, как в такую погоду пилоты сажали бы самолет».

Партнер АБ «Качкин и партнеры» Кирилл Саськов предпочитает отмечать Новый год в кругу родных и близких. Но даже семейное торжество может превратиться в опасное времяпрепровождение, предупреждает он. В 2001 году после новогоднего застолья юрист со своими близкими отправился на улицу, чтобы присоединиться к общему новогоднему веселью. Не успел он шагнуть на Марсово поле, как оказался в реконструкции событий революции и гражданской войны начала XX века. Со всех сторон взрывались петарды и стреляли фейерверки, вспоминает Саськов: «Причем направление их движения было отнюдь не вертикальным. В буквальном смысле приходилось уворачиваться от летящих в тебя огненных шаров». Небольшими перебежками, не теряя природной бодрости духа и ощущения праздника в душе, наш собеседник все же добрался до Дворцовой площади – главного плацдарма новогоднего празднования в Санкт-Петербурге. Не успел он погрузиться в торжественную атмосферу, как заметил пожар. «Колесница Славы» на арке Главного штаба – один из крупнейших монументов и символ Петербурга, стоящая тогда в «лесах» на реконструкции, – начала полыхать. Неаккуратно запущенная петарда стала причиной пожара. Но праздник все равно продолжился: гости и жители Северной столицы в окружении сирен и проблесковых маяков пожарных машин отмечали новогоднее торжество. Однако ущерб скульптурному ансамблю был нанесен серьезный. «Можно поздравить всех с наступающими праздниками и пожелать учиться на чужих ошибках, не давая праздничному настроению навредить не только «коням», но и непосредственно людям. Берегите себя, своих близких и получайте от праздника только удовольствие», – резюмирует Саськов.

У Жанны Томашевской, управляющего партнера Tomashevskaya & Partners, самые забавные истории обычно случаются еще накануне зимнего праздника. Два года назад она с мужем решила отметить Новый год в Москве и остановиться в своем любимом отеле Ritz Carlton. Параллельно в конце того года юрист с коллегами закрывала сделку, будучи беременной. Она вспоминает, что 28 и 29 декабря их команда работала практически без сна, чтобы успеть до Нового года. В итоге в 5 утра 30 декабря консультанты решили разъехаться и встретиться для подписания документов уже утром. Томашевская не захотела ехать домой, а сразу отправилась в отель переночевать там, отлучиться на подписание, а потом перейти к семейному празднику. Идея оказалась отличная, говорит юрист, но она никогда не забудет лицо менеджера Ritz, который увидел перед собой такого нового постояльца: беременная женщина в шестом часу утра, без вещей и с ноутбуком. Они привыкли к разному, но, видимо, в таком виде девушки к ним ещё не приходили, говорит Томашевская. Наш собеседник вспомнила и другую историю, которая уже непосредственно связана с празднованием Нового года. Пять лет назад они с мужем планировали отмечать Новый год в Пуэрто-Рико, однако самолёт задержался. Когда семья добралась до пункта назначения, то все заведения уже закрылись. Местные жители праздник обычно отмечают дома, поэтому остров вымер. Но Томашевской повезло – хозяин ресторана, в котором они хотели поужинать, пригласил туристов из России отметить праздник со своей семьёй. Там мало кто говорил по-английски, но было душевно, а вечер закончился гуляниями в обнимку с местными полицейскими, вспоминает юрист.

В МГЮА, как и в любом другом рабочем коллективе, накануне Нового года устраивают корпоратив. Конечно же, со Снегурочкой. Руководство вуза, зная любовь директора Института бизнес-права МГЮА Екатерины Тягай к разным авантюрам, попросило ее на очередном празднике сыграть внучку Деда Мороза. Правда, в тот же день у декана в расписании стоял зачет по гражданскому праву, который нужно было принимать у студентов. Так получилось, что времени готовиться и переодеваться у меня не было, рассказывает Тягай. Декану пришлось оценивать знания будущих юристов в сказочном образе. Молодые люди, конечно же, надеялись на чудо, глядя на своего экзаменатора. Однако наряд Тягай в тот день на результатах студентов не сказался, уверяет она: поблажек никому не делали. А сама традиция прижилась: теперь на каждом новогоднем корпоративе МГЮА декана института бизнес-права всегда можно увидеть в костюме снегурочки.

Давным-давно, когда партнер ПБ «Олевинский, Буюкян и партнеры» Юрий Фёдоров еще трудился инженером и к самолетам не привык, он отправился в родной Балашов на поезде, чтобы там отметить Новый год. Нашему собеседнику предстояло ехать с пересадкой – сначала на одном поезде, а потом пересесть на другой. В те времена билеты даже на железнодорожный транспорт было непросто достать. Не повезло в тот год и Федорову. В итоге молодой инженер застрял на полпути к дому – в городе Поворино Воронежской области. Новый год ему пришлось встречать лежа на скамейке на вокзале в гордом одиночестве, кроме него в зале ожидания никого не было. Но мне все равно удалось послушать по радио поздравление Леонида Ильича Брежнева, вспоминает Федоров: «Что-что, а радио тогда работало даже на вокзалах в новогоднюю ночь».

Наталья Шатихина, управляющий партнер CLC, привыкла встречать Новый год дома. Но предпраздничные дни почти всегда нервные, признается она. Однажды нам нужно было закрепить огромное мировое соглашение до конца года, вспоминает юрист. Суд посчитал, что это надо делать в исполнительном производстве, поэтому Шатихина с коллегами в середине декабря открыла приставам производство больше, чем вся сумма по этому району за целый календарный год. Конечно, все очень нервничали, чтобы закрыть производство и подписать мировое соглашение, говорит наш собеседник. В предновогодней суете суд поторопился и допустил техническую ошибку. В итоге 30 декабря, сидя в Москве на одном очень важном новогоднем мероприятии, я из-под стола посылала весь вечер смс-сообщения, чтобы урегулировать неожиданно возникшие трудности. Шатихина рассказывает и про известную любовь наших следователей в воспитательных целях «закрыть» кого-нибудь «под елочку». Такие действия правоохранительных органов принесли юристу пару нервных 30–31 декабря. Но, к счастью, обошлось, сообщает Шатихина.

Алексей Малаховский, Право.Ru


Комментарии в СМИ
Юрий Фёдоров
Поиск в пресс-центре