Комментарий Дмитрия Назарова для Интерфакса

ВС рассмотрел дело о привлечении к субсидиарной ответственности

В конце прошлого года Верховный суд РФ сформулировал подход, призванный пересмотреть сложившуюся практику в делах о банкротстве, когда суды приостанавливали производство по делу, если нельзя было установить размер субсидиарной ответственности. Меньше чем через месяц ВС показал пример, как это должно работать. Но нашлись в определении и слова, позволяющие говорить о том, что учитываются не только интересы кредиторов.

Уже несколько лет российское законодательство допускает опережающий сценарий привлечения к субсидиарной ответственности бенефициаров и руководителей компаний-банкротов: сначала можно определиться, виновны ли они, а затем уже определять границы ответственности с учетом конкурсной массы. В 2013 году в ст. 10 закона о банкротстве внесли поправки, предусматривающие возможность приостановить рассмотрение заявления до того, как будет определен размер ответственности, если все иные обстоятельства уже установлены, напоминает юрист адвокатского бюро «Линия Права» Роман Кузьмин. Тем не менее, до последнего времени в большинстве случаев судам проще было приостановить производство по делу, чем вникать в суть спора, если нельзя было установить размер субсидиарной ответственности, хотя встречались и другие решения, отмечает управляющий партнер адвокатского бюро «Деловой фарватер» Роман Терехин.

Ситуация изменилась в конце прошлого года. 21 декабря 2017 года Верховный суд РФ затронул этот вопрос в постановлении пленума № 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве». Приостановка производства по обособленному спору осуществляется судом при невозможности определения размера ответственности, но при установлении всех иных обстоятельств, имеющих значение для привлечения к такой ответственности, гласит этот документ.

Пилотом для апробирования этого правила стал обособленный спор в рамках дела о банкротстве «Первого республиканского банка». Еще в сентябре 2017 года конкурсный управляющий этой кредитной организации — Агентство по страхованию вкладов — подал в ВС РФ кассационную жалобу на решение судов нижестоящих инстанций, которые сочли, что до расчета с кредиторами самого банка размер ответственности его руководителей определить нельзя. На этом основании было приостановлено рассмотрение заявления АСВ о привлечении к субсидиарной ответственности в пределах 19,8 млрд рублей владельца банка Гагика Балаяна, президента банка Дмитрия Демидова, вице-президента Сергея Айрапетяна, председателя правления Олега Курбатова, зампредов Виталия Алтунина и Виктора Шаброва, а также члена правления Андрея Гака.

Жалоба АСВ была передана на рассмотрение судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ 22 ноября — уже в период подготовки постановления пленума по субсидиарной ответственности. Поэтому исход разбирательства во второй кассации был ясен. ВС, рассмотревший это дело 18 января, поддержал АСВ и вернул обособленный спор на новое рассмотрение. Суд должен проверить наличие условий для возложения ответственности на контролирующее лицо, а уже затем определить размер санкции; если на момент рассмотрения заявления размер ответственности определить невозможно, производство по заявлению нужно приостановить, говорится в определении ВС, опубликованном в картотеке арбитражных дел в четверг.

Положения закона о банкротстве направлены на создание возможности разрешить вопрос об ответственности контролирующих лиц, не дожидаясь окончательного формирования конкурсной массы. Это позволяет конкурсному управляющему эффективнее отстаивать права кредиторов, отметил Верховный суд.

Но нашлись в определении и слова, позволяющие говорить о том, что учитываются не только интересы кредиторов. "[Закон позволяет] ответчикам формировать защитную правовую позицию по обособленному спору, принимая во внимание факты, имевшие место незадолго до рассмотрения дела, что упрощает также и сбор относимых и допустимых доказательств», — говорится в документе.

Процессуально порядок должен быть таким: суд должен сначала установить наличие или отсутствие оснований для привлечения контролирующего лица к субсидиарной ответственности. Если они есть, «виновность» установлена, но на данном этапе не получается установить размер ответственности, то только в таком случае производство по делу приостанавливается.

Эксперты приветствуют такой подход. Порядок, предложенный ВС в этом деле, способствует всестороннему и объективному рассмотрению спора, считает Р.Кузьмин. Как правило, с момента правонарушения до окончания расчетов с кредиторами проходит несколько лет, за это время заканчиваются сроки хранения некоторых документов, которые находились у третьих лиц, поясняет он.

Затягивать с началом процесса привлечения контролирующих лиц к ответственности не стоит, так как основания для ее наступления, как правило, очевидны уже в начале процедуры банкротства, считает юрист правового бюро «Олевинский, Буюкян и партнеры» Дмитрий Назаров.

Федресурс

Использованы материалы Новостной ленты «Интерфакс»


Комментарии в СМИ
Дмитрий Назаров
Поиск в пресс-центре