Елена Полеонова и Максим Рыжов для ЕФРСБ

ВС рассмотрит спор об исключении из конкурсной массы средств на депозитном счете нотариуса — ПБ «Олевинский, Буюкян и партнеры»

26 апреля 2018 года СКЭС ВС РФ рассмотрит кассационную жалобу нотариуса Подольского нотариального округа Московской области Горбунковой И.М. по спору об исключении из конкурсной массы денежных средств, которые находятся на депозитном счете нотариуса (дело № А40−31573/2016).

В июне 2014 года нотариус открыла депозитный счет в ЗАО «Альта-Банк». В апреле 2016 года банк был признан банкротом. Остаток денежных средств на депозите нотариуса составлял более 69 млн. рублей. На следующий день после признания банка несостоятельным нотариус обратилась к конкурсному управляющему (АСВ) с требованием об исключении из состава конкурсной массы денежных средств, находящихся на депозите, и перечислении их на депозитный счет нотариуса, отрытый в другом банке. За основу своего требования нотариус взяла положения пункта 2 статьи 189.91 Федерального закона N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)" в актуальной на тот момент редакции от 29 декабря 2015 года.

Конкурсный управляющий на требование Горбунковой ответил отказом. В июне 2016 года нотариус обратилась в Арбитражный суд г. Москвы с заявлением об исключении денежной суммы из конкурсной массы и признании незаконными действий конкурсного управляющего.

Определением Арбитражного суда города Москвы от 22 ноября 2016 года исковые требования нотариуса были удовлетворены. Однако в июне 2017 года Девятый арбитражный апелляционный суд отменил определение АСГМ и отказал Горбунковой в удовлетворении ее требований. Арбитражный суд Московского округа в ноябре того же года поддержал это решение.

Этот спор рассматривался на фоне противоречий в правовом регулировании защиты денежных средств, находящихся на депозитных счетах нотариусов, открытых в банках–банкротах.

До декабря 2015 года денежные средства на депозитных счетах нотариуса не имели никакой защиты и попадали в конкурсную массу банка-банкрота. Нотариус мог только требовать включения требований по возврату этих средств в реестр требований кредиторов и ждать удовлетворения требования в установленном порядке.

Но с 29 декабря такие денежные средства получили иммунитет и были признаны подлежащими исключению из имущества кредитной организации, которое составляет конкурсную массу. Соответствующие изменения были внесены в пункт 2 статьи 189.91 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» Федеральным законом 29.12.2015 N 391-ФЗ. Никаких исключительных условий по вопросам вступления в силу этой поправки предусмотрено не было.

Однако Федеральным законом от 23.06.2016 N 222-ФЗ, уже после передачи спора между АСВ и нотариусом по рассматриваемому делу в суд, было установлено, что поправка применяется к денежным средствам, внесенным на депозитный счет нотариуса в кредитной организации после дня вступления в силу настоящего Федерального закона. Эта поправка просуществовала до 1 января 2017 года, когда была отменена.

Очевидно, что в декабре 2015 года воля законодателя была выражена предельно ясно и направлена на защиту средств, находящихся на депозитных счетах нотариусов, открытых в банках-банкротах, независимо от времени, когда эти денежные средства были внесены на счет. К сожалению, столь активная деятельность законодателя по внесению поправок, а вскоре вслед за этим их отмена, послужила причиной для отсутствия единообразия в правоприменительной практике. При рассмотрении подобных споров судьи вынуждены разбираться, какие же нормы должны быть применены при рассмотрении каждого отдельного случая.

Не подлежит сомнению, что нормы закона от 29 декабря 2015 года могут применяться в делах о банкротстве, возбужденных после вступления в законную силу. Основной вопрос, который нужно разрешить для правильного рассмотрения спора нотариуса и АСВ по настоящему делу состоит в следующем: может ли поправка, внесенная через полгода после вступления в силу положений закона, распространяться на спор, возникший между сторонами конфликта до момента введения этой поправки? Ответ однозначный: без оговорки на обратную силу закона — не может. Напомним, что данная поправка связывала решение вопроса о возможности исключения денежных средств из конкурсной массы с моментом внесения денежных средств на депозитный счет.

Поэтому нам представляется обоснованным довод нотариуса, изложенный в жалобе в Верховный Суд РФ, о том что апелляционный и кассационный суды неправильно применили пункт 2 статьи 189.91 Закона о банкротстве, так как если дело о банкротстве банка возбуждено после вступления в силу Закона №391-ФЗ, то указанная норма должна применяться в новой редакции, распространившей правило об исключении из конкурсной массы банка денежных средств на депозитных счетах нотариуса.

Требование нотариуса к конкурсному управляющему было направлено до внесения изменений, которые определили порядок действия поправки во времени. Это означает, что нотариус, действуя в рамках своих полномочий, выбрала верный способ защиты. Спорные отношения возникли в тот промежуток времени, когда в целях их регулирования должен применяться пункт 2 статьи 189.91 в редакции закона от 29 декабря 2015 года. Закон не содержал явных ограничений на применение второго пункта, ограничение появилось только через месяц после обращения Горбунковой в суд за разрешением спора, и суд первой инстанции правомерно удовлетворил исковые требования нотариуса, но вышестоящие инстанции решили иначе.

Апелляционная и кассационная инстанции, отказывая в удовлетворении требования нотариуса, сочли, что у Арбитражного суда города Москвы отсутствовали основания для применения положений пункта 2 статьи 189.91 Закона о банкротстве в редакции от 29 декабря 2015, поскольку денежные средства были зачислены на депозитный счет нотариуса до вступления в силу этой поправки, поэтому нельзя исключить из конкурсной массы банка-должника средства, находящиеся на депозитном счете нотариуса, а значит спор подлежит разрешению в соответствии с ранее действовавшей редакцией закона.

Мы полагаем, что этот вывод ошибочен, ведь спор возник не из отношений по внесению денежных средств на депозитный счет, а из отношений, возникших в связи с банкротством банка по определению имущества, подлежащего исключению из состава конкурсной массы.

Следует отметить, что при рассмотрении аналогичных дел суды в частности указывали, что не имеет значения тот факт, что только к середине 2016 года законодатель определил порядок применения пункта 2 статьи 189.91 в отношении депозитных счетов нотариусов, закон от 29 декабря 2015 года не имеет указаний на придание его нормам обратной силы. В силу этого суды ссылались на статью 4 Гражданского кодекса, согласно которой гражданское законодательство не имеет обратной силы и применяются к отношениям, возникшим после введения их в действие (Постановление Арбитражного суда Московского округа от 12 марта 2018г. по делу №А40−175205/2016).

Очевидно, что эта правовая проблема нуждается во внимании высшей судебной инстанции, необходимо разрешить выявленные в правоприменительной практике противоречия.

Каким бы ни было решение коллегии Верховного Суда Российской Федерации, основная задача состоит в устранении противоречий в толковании положений пункта 2 статьи 189.91 Закона о несостоятельности в части регулирования защиты денег, внесенных на депозитный счет нотариуса. Если Верховный Суд согласится с позицией заявителя жалобы, то интересы нотариусов, а вместе с ними и тех, кто внес денежные средства на их депозит, получат надежную защиту.

Авторы: Елена Полеонова, партнер правового бюро «Олевинский, Буюкян и партнеры»; Максим Рыжов, юрист правового бюро «Олевинский, Буюкян и партнеры».

Федресурс


Комментарии в СМИ
Елена Полеонова
Поиск в пресс-центре