Елена Полеонова и Индира Моргоева для ЕФРСБ

ВС рассмотрит спор о включении обеспеченных залогом требований в реестр — ПБ «Олевинский, Буюкян и партнеры»

3 мая 2018 года СКЭС ВС рассмотрит кассационную жалобу ООО «Торговый комплекс «ЮЖНЫЙ» на судебные акты, которыми ему отказано во включении в реестр требований кредиторов должника ООО «БетаАвто».

ООО «БетаАвто» признано банкротом в конце 2015 года. В феврале 2016 г. «Южный» обратился в суд с заявлением о включении в реестр требований кредиторов долга, обеспеченного залогом имущества должника, в размере 99 млн. руб. В своем заявлении «Южный» указал, что конкурсный управляющий Блохин В.И. ненадлежащим образом исполняет свои обязанности, а именно уклонился от принятия имущества, вследствие чего торговый комплекс не смог возвратить в конкурсную массу должника недвижимое имущество, приобретенное по договору купли-продажи, который был заключен между ним (покупателем по договору) и должником (продавцом по договору). Поскольку все меры по возврату имущества в конкурсную массу должника «Южный» со своей стороны предпринял, а фактический возврат имущества не состоялся не по его вине, заявитель просил суд включить его требование в реестр требований кредиторов.

Арбитражный суд Ставропольского края в мае 2017 г. отказал «Южному» во включении его требований в реестр. Шестнадцатый арбитражный апелляционный суд, а также Арбитражный суд Северо-Кавказского округа отказали в жалобах и оставили в силе определение суда первой инстанции. Суды всех трех инстанций указали, что имущество не было возвращено в конкурсную массу, в связи с чем у заявителя отсутствует право на включение его требований в реестр. По большому счету это и явилось единственным аргументом для отказа кредитору в его притязаниях.

Суды процитировали разъяснения Пленума ВАС РФ, изложенные в п. 29.2 постановления от 23.12.2010 № 63, о том, что лицо, которое приобрело имущество по сделке и полагает, что она подпадает под основания недействительности сделок, имеет право вернуть должнику полученное имущество либо уплатить его стоимость, сообщив ему о таком возврате со ссылкой на статью 61.7 Закона о банкротстве. В таком случае вернувший имущество может предъявить в суд требование о включении в реестр кредиторов должника в установленном порядке. При рассмотрении требования суды поддержали позицию конкурсного управляющего, который возражал против включения требований «Южного» в реестр требований кредиторов, ссылаясь на то обстоятельство, что имущество не возвращено в конкурсную массу, находится под арестом и обременено правом аренды.

На наш взгляд, результаты рассмотрения судами трех инстанций этого обособленного спора – наглядный пример формального подхода к применению норм, регулирующих возникшие правоотношения. При рассмотрении заявления в суде первой инстанции, а также апелляционной и кассационной жалоб суды не приняли во внимание все сопутствующие спору обстоятельства.

Как следует из материалов дела, «Южный» предпринял необходимые меры по возврату имущества в конкурсную массу, а именно: торговый дом дважды направил конкурсному управляющему уведомление о намерении вернуть приобретенное недвижимое имущество должнику и пригласил конкурсного управляющего на осмотр недвижимости, чтобы подписать акт приема-передачи. При этом все необходимые действия, направленные на восстановление положения сторон, существовавшего до совершения сделки, и, соответственно, по защите своего права на включение в реестр требований кредиторов, совершены в установленные законом сроки. Таким образом, «Южный» исчерпал все возможности по возврату имущества должнику.

В силу ст. 20.3 Закона о банкротстве конкурсный управляющий обязан действовать добросовестно и разумно в интересах должника, кредиторов и общества. В рассматриваемом случае конкурсный управляющий Блохин В.И. уклонился от принятия имущества от кредитора, хотя при должной степени заботливости и осмотрительности должен был предпринять все меры по принятию имущества с целью пополнения конкурсной массы.

Из материалов дела усматривается, что, уклоняясь от принятия имущества в конкурсную массу от «Южного», арбитражный управляющий в то же время обратился в суд с заявлением о признании недействительной той самой сделки, по которой торговый дом это имущество приобрел. И эта сделка была признана недействительной.

Проанализировав состоявшиеся по делу судебные акты, можно сделать вывод о том, что арбитражный управляющий злоупотребил своими правами и искусственно создал ситуацию, когда «Южный» был лишен возможности добровольно возвратить имущество в конкурсную массу и воспользоваться правом конкурсного кредитора на включение в реестр требований кредиторов в установленные законом сроки. Исходя из сложившейся ситуации, в связи с признанием сделки недействительной, торговый дом оказался в положении кредитора, который будет иметь право получить удовлетворение требований только после удовлетворения всех требований кредиторов по реестру требований, то есть по факту — никогда. Между тем при надлежащем и добросовестном поведении конкурсного управляющего «Южный» вполне мог рассчитывать на удовлетворение требований в статусе залогового кредитора.

К оценке поведения сторон спора по вопросу о возвращении имущества в конкурсную массу (а оно имело существенное значение по делу в целом), суды подошли исключительно формально, и именно это привело к вынесению актов, которые не отвечают духу закона. В судебном решении, на наш взгляд, должны быть учтены объективные — независящие от воли стороны — причины, по которым требование закона не могло быть исполнено. А сложность доказывания не должна снижать уровень правовой защиты добросовестных участников в деле о банкротстве. Полагаем, что при рассмотрении жалобы коллегия судей Верховного Суда РФ учтет эти обстоятельства, и позиция заявителя жалобы будет услышана.

Авторы: Елена Полеонова, партнер правового бюро «Олевинский, Буюкян и партнеры»; Индира Моргоева, юрист правового бюро «Олевинский, Буюкян и партнеры»

Федресурс


Комментарии в СМИ
Елена Полеонова
Поиск в пресс-центре