Комментарий Артема Кадникова для Право.ru

Коллектор для должника: как работают взыскатели долгов в России.

В следующем году профессиональному коллекторскому рынку в России исполнится только 15 лет. Но за это время представители новой профессии успели настроить против себя многих граждан своими жесткими методами «по выбиванию долгов». Но вот уже второй год за работой коллекторов строго следят из ФССП. Эксперты объяснили, почему за это время методы коллекторов кардинально не поменялись, а взыскатели рассказали, какие долги они купят охотнее всего.

Коллекторский рынок в России появился в начале 2000-х годов вместе с развитием в нашей стране системы розничного кредитования. Банкам нужно было эффективно взыскивать долги со своих клиентов, для чего кредитные организации стали создавать дочерние предприятия, специализирующиеся именно на работе с недобросовестными заемщиками. Первой такой компанией стало Агентство по сбору долгов банка «Русский стандарт», зарегистрированное в 2001 году. Профессиональное коллекторское агентство появилось в России только в 2004 году. Тогда учредили Финансовое агентство по сбору платежей. А уже к 2007 году на рынке сбора неоплаченных долгов работало от 50 до 100 организаций. Такая деятельность долгое время не регулировалась специальными нормативными актами.

«Национальная ассоциация профессиональных коллекторских агентств» (НАПКА), а также «Ассоциация по развитию коллекторского бизнеса» (АРКБ) совместно с двумя российскими банковскими объединениями подготовили в 2009 году проект Закона «О деятельности по взысканию просроченной задолженности». Параллельно свой вариант документа на обсуждаемую тему представило и Минэкономразвития. Их инициатива предусматривала, что право взыскивать долги должны иметь только те коллекторские агентства, которые являются участниками саморегулируемой организации (СРО). Коллекторов также собирались обязать страховать свою ответственность и создавать компенсационные фонды для граждан на основе взносов. Но эти предложения так и остались на бумаге.

Судебная практика в этой сфере тоже формировалось противоречиво. С одной стороны, Президиум ВАС в информационном письме от 30 октября 2007 года № 120 «Обзор практики применения арбитражными судами положений главы 24 ГК» разрешил банкам продавать права требования долгов другим компаниям, которые не являются кредитными организациями. С другой, Пленум Верховного суда в своем постановлении от 28 июня 2012 года № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» указал, что такие задолженности банк может продавать другим фирмам только с согласия самих должников.

Правила для взыскателей.

Первой успешной попыткой урегулирования стал принятый в 2013 году ФЗ «О потребительском кредите». В этом законе впервые появилось описание того, как коллекторы должны общаться с должниками, рассказывает Дмитрий Чуприс, заместитель гендиректора по правовым вопросам коллекторского агентства «Центр ЮСБ». Документ фактически узаконил деятельность коллекторов. Новеллы разрешили передавать просроченную задолженность по потребительским кредитам третьим лицам. В то же время для взыскателей проблемных долгов ввели ограничения: запретили звонить должникам после 22:00 и раньше 8:00, а в праздничные дни после 20:00 и до 9:00.

Через два года после принятия такого акта обновилась и судебная практика. ВС признал, что банки могут продавать коллектором долги своих клиентов, но только те, которые уже успели «просудить» (дело № 89-КГ15−5). ВС подчеркнул, что на такие сделки кредитным организациям не нужно получать согласие у граждан-заемщиков. Такое одобрение понадобится лишь в том случае, когда попытки банка вернуть свои деньги еще не перешли в судебную плоскость, отметила судебная коллегия по гражданским делам уже в другом споре (дело № 14-КГ15−27).

Следующий этап для рынка коллекторских услуг наступил после принятия в 2016 году ФЗ-230 «О защите прав и законных интересов физлиц при осуществлении деятельности по возврату просроченной задолженности».

В законе прописали два варианта общения коллекторов с должниками: 1) Непосредственное взаимодействие — личные встречи, телефонные переговоры. 2) Отправка писем, телеграмм по месту жительства, текстовых и голосовых сообщений по сетям электросвязи и подвижной радиотелефонной связи (смс, электронная почта). А полномочия по контролю за коллекторским рынком дали ФССП. Приставам разрешили проверять взыскателей проблемных долгов и выписывать административные протоколы за нарушения новых правил общения с должниками. Кроме того, ФССП стала вести реестр коллекторских организаций, в который на настоящий момент входит 210 компаний.

Что коллекторам запрещено делать по закону.

1) Посылать электронные письма и смс-сообщения более 16 раз в месяц (в сутки не более двух). Звонить чаще одного раза в сутки и назначать больше 1 личной встречи в неделю.

2) С 22−00 до 8−00 в рабочие дни и с 20−00 до 9−00 в выходные и нерабочие праздничные дни встречаться с должником или поручителем лично, звонить по телефону и посылать смс-сообщения.

3) Встречаться лично либо звонить заемщику или поручителю, если срок исполнения обязательства по кредитному договору еще не наступил. Исключение составляют случаи, когда банк имеет право требовать досрочного возврата всего кредита, если должник просрочил обязательные выплаты.

4) Совершать действия по возврату кредитной задолженности с намерением причинить вред заемщику или поручителю: угрожать им расправой или порчей имущества.

5) Злоупотреблять правом в иных формах. То есть, неограниченное количество раз в день звонить заемщику или требовать с него необоснованную сумму платежа.

6) Разглашать персональные данные должника и банковскую тайну.

По словам Чуприса, основная часть фирм, работающих на рынке взыскания долгов, и до этих нововведений контактировала с должниками так, как сейчас это предусматривает закон. Хотя, эксперт признает, что раньше случались отдельные перегибы при общении с недобросовестными заемщиками: «Бывал переход на личности в ходе телефонных переговоров, угрозы личного характера, использовали автодозвон без ограничений по частоте и времени суток, рассылали нелицеприятные для должника сообщения в соцсетях среди его друзей». С вступлением в силу ФЗ-230 от подобных подходов коллекторам пришлось отказаться. Вместе с тем, в новеллах есть и некоторые неопределенности, замечает Чуприс: «Например, отсутствует однозначная трактовка понятия «психологическое давление».

«Эти нормы принимались как средства пиар-воздействия на общество и отрасль. ФЗ-230 отвечает на актуальные запросы беднеющего населения именно перед выборами в Госдуму. Но реально большая часть его положений вступила в силу лишь с 1 января 2017 года. Законодатель выбрал максимально жесткий вариант регулирования, который привел к тому, что небольшие региональные коллекторы прекратили работать на простых кредиторов и ушли с рынка или «переквалифицировались» в юристов / медиаторов», — комментирует Дмитрий Жданухин, гендиректор Центра развития коллекторства, глава Ассоциации корпоративного коллекторства.

Артем Кадников, юрист ПБ Олевинский, Буюкян и партнеры наоборот уверяет, что методы работы на этом рынке за последние пару лет существенно не изменились, несмотря на ограничения. По его словам, за два года коллекторы почистили свои ряды от наиболее «оголтелых» представителей профессии и научились применять закон в своих интересах, продолжая пользоваться правовой безграмотностью населения.

Если же какие-то правовые положения кажутся коллекторам слишком формальными и мешающими их работе, то они не стесняются их оспаривать в судебном порядке. Так, в конце весны этого года коллекторским агентствами «Сентинел кредит менеджмент» и «Активбизнесколлекшн» удалось убедить Верховный суд в законности слишком частых беспокойств должников. Нижестоящие инстанции оштрафовали компании за то что те отправляли смс-сообщения проблемным заемщикам чаще двух раз в сутки. Однако ВС отменил такое взыскание и признал законным послание из нескольких эсэмэсок, если они объединены общим смыслом и отправлены с интервалом в несколько секунд по «не зависящим от компании причинам» (дела № А75−5864/2017 и № А75−9021/2017). Такой набор смс-сообщений будет считаться за одно. Благодаря этому, коллекторы смогут писать длинные тексты должникам.

Поэтому плюсы от новелл юрист видит скорее в другом: «Если раньше коллекторы ограничивались работой с должниками, то теперь они стали обращаться к процедуре банкротства, выступая представителями заимодавцев, либо выкупая долг и становясь полноправными кредиторами». И такое направление уже предусматривает определенный профессиональный навык и наличие нормальной репутации, подчеркивает Кадников.

«В ФЗ-230 прописали банальные вещи. И от этого методы работы коллекторов никак не поменялись. Те, кто хотел мучить и пытать должников, продолжают это делать. Те, кто отправлял смс-сообщения ночью или звонил после полуночи – и сейчас так поступают. Только вместо требования вернуть долг поздравляют проблемных заемщиков с праздниками. Но должник-то понимает цель звонка. А пожаловаться на это гражданину формально нельзя», — комментирует Александр Титовский, учредитель коллекторского агентства Илма.

В работе коллекторов есть и тенденции, которые не связаны с принятием законодательных изменений. Не проходит мимо их сферы развитие новых технологий. Правда, автоматизацию себе могут позволить пока лишь крупные игроки. Директор дивизиона «Розничный сбор» департамента по работе с проблемными активами Сбербанка Денис Кузнецов сообщает, что они планируют до конца года перевести около 90% низкорискованных звонков клиентам, на роботов-коллекторов. Речь идет об общении с теми должниками, вопросы по задолженности которых не требуют глубокой компетенции от сотрудников банка.

Кузнецов утверждает, что зачастую должники не могут определить, что общаются с роботом, а не сотрудником банка. Автоматизация именно этого вопроса в работе коллекторов ожидаема. Ведь именно телефонные переговоры являются самым популярным и эффективным способом, чтобы убедить заемщиков вернуть деньги, замечает Александр Титовский, учредитель коллекторского агентства Илма. Чуприс объясняет это тем, что личное общение оказывает сильное эмоциональное воздействие на должников.

Что в приоритете у коллекторов.

Охотнее всего коллекторы выкупают долги по тем соглашениям, где положительное судебное решение легко спрогнозировать – договоры займа и кредитные договоры, говорит Кадников. Поэтому обычно стараются приобретать банковские задолженности, подтверждает Титовский. На втором месте по привлекательности займы микрофинансовых организаций, продолжает он. Не менее популярны и долги ЖКХ, отмечает эксперт: «Правда, с ними есть своя проблема – нельзя продать задолженность по коммуналке, пока она не «просужена».

Покупать долги, которые возникли из договоров поставки или оказания услуг, стараются реже, так как нужно доказывать неисполнение обязательств по ним, объясняет Кадников. А если право требования приобретается уже после судебного решения, то коллекторы определяют, получится ли реально взыскать задолженность, добавляет эксперт: «Смотрят, если ли достаточно имущества у должника».

Планы реформирования.

Объемы работы у коллекторов в ближайшее время могут только увеличиться. Глава ФССП, Дмитрий Аристов заявил, что нагрузка на российских приставов постоянно растет, поэтому было бы логично передать часть работы частным организациям. Оптимизировать работу ведомства предлагается путем привлечения частных коллекторов. Им точно не разрешат заниматься исполнением всех решений, но кое-какие могут передать. В частности, те, которые принимаются в третейских судах. При этом «частников» пустят взаимодействовать только с юридическими лицами, граждан реформа точно не коснется. О точных сроках реализации этой инициативы говорить пока рано, так как еще нет ее концепции. ФССП пока общается с экспертным сообществом и обсуждает идею со службами взыскания из других стран, рассказал Аристов.

У коллекторов и юристов отношение к этой теме противоречивое. Советник юстиции 3-го класса, бывший пристав Алексей Шарон поддерживает это нововведение, объясняя свою позицию тем, что государство не может полноценно обеспечить систему принудительного исполнения судебных актов по гражданским спорам: «Это очень дорогостоящий процесс, его бюджет будет сравним с бюджетом на военные нужды страны». А Жданухин считает, что схема работы частных приставов особо не стыкуется с системой деятельности коллекторских агентств. Если инициативу ФССП все же внедрят на практике, то большой вопрос возникнет с ограничением работы частных приставов по регионам, предупреждает он: «Иначе у нас по все стране могут начать работать частные приставы с Кавказа». Вот и Кадников полагает, что на сегодняшний момент передавать права на взыскание некоторых долгов от ФССП к коллекторским агентствам преждевременно. Это может привести к злоупотреблениям со стороны взыскателей проблемных долгов, резюмирует он.

Право.ru


Комментарии в СМИ
Артем Кадников
Поиск в пресс-центре