Комментарий Магомеда Газдиева для Федресурса

ОБЗОР: уравнение с отзывом лицензии и действием банковской гарантии

Активные действия ЦБ РФ по расчистке банковского сектора создали проблему на рынке банковских гарантий — принципалы отказываются платить за них банкам-банкротам, так как те все равно не выполнят свои обязательства перед бенефициарами. Суды нередко поддерживают таких принципалов, так как «платить не за что», но Верховный суд (ВС) РФ, видимо, собирается признать такой «человеколюбивый» подход неверным.

ПЛАТИТЬ НЕ ЗА ЧТО

«Человеколюбивый подход», — говорит партнер правового бюро «Олевинский, Буюкян и партнеры» Магомед Газдиев по поводу позиции нижестоящих инстанций в двух делах о банковской гарантии, которые отобрали для рассмотрения судьи ВС РФ.

В первом из них принципал — ООО «Коралл» — отказался вносить последние три ежемесячных платежа за гарантию на общую сумму 177 тыс. рублей, так как выдавший ее Альта-банк в феврале 2016 лишился лицензии. До этого компания исправно их платила с декабря 2014 года. Гарантия была оформлена на сумму в 38,58 млн рублей в пользу управления делами правительства Тюменской области для обеспечения исполнения обязательств по контракту на выполнение строительно-монтажных работ.

Во втором деле ситуация схожая, только до истечения гарантии оставалось еще полтора года. ООО «Магнум» оформил ее в Финансово-промышленном банке на 285 млн рублей в октябре 2015 года на срок до марта 2018 года. Бенефициаром было ООО «Платинум Арена», с которым у принципала был заключен договор подряда. «Магнум» тоже прекратил оплачивать гарантию после отзыва лицензии у банка в сентябре 2016 года.

В обоих случаях АСВ, ставшее конкурсным управляющим банков, попыталось взыскать недополученное: с «Коралла» — 177 тыс. рублей, с «Магнума» — 13,7 млн рублей. И проиграло в судах трех инстанций, сумев получить с «Коралла» лишь 22 тыс. рублей вознаграждения за 7 дней действия гарантии в феврале 2016, когда лицензия у Альта-банка еще была.

Суды решили, что с момента отзыва лицензии банки не могли исполнять свои обязательства по договору, то есть провести выплаты бенефициару и, соответственно, не вправе требовать вознаграждение за услугу, исполнение которой невозможно в силу законодательного запрета. В споре АСВ с «Кораллом» Арбитражный суд Омской области указал, что после отзыва лицензии отношения сторон по банковской гарантии «теряют всякий смысл». «Выплачивать вознаграждение не за что, так как заявленная услуга не может быть оказана надлежащим образом и в срок», — так сформулировал свою позицию Девятый арбитражный апелляционный суд в деле «Магнума».

ПЛАТИТЬ ЗАСТАВЯТ

Эксперты сходятся во мнении, что положительные для принципалов решения не устоят в ВС РФ. Юрист из юркомпании «Хренов и партнеры» Сергей Морозов напоминает, что в 2016 году ВС РФ в деле «Транскапиталбанк против банка «Таврический» частично этот вопрос уже затрагивал. Тогда он сделал вывод, что сам по себе отзыв лицензии у банка не прекращает действие банковской гарантии и не может служить основанием для отказа банка в ее выплате.

«С точки зрения суда [в том деле] банковская гарантия продолжает действовать, и в случае банкротства банка, ее выдавшего, бенефициар не лишен возможности потребовать ее выплаты и включиться в реестр требований кредиторов. С учетом этого есть основания и для вывода о сохранении у принципала обязанности оплатить ее выдачу банку в полном объеме», — говорит С.Морозов.

Прогноз, что ВС РФ поддержит АСВ, делает и М.Газдиев. Он полагает, что в решениях нижестоящих судов «сокрыт весьма специфический порок» — диспропорция законности и внутреннего убеждения судьи, даже подчиненность первого последнему.

«Они исходили из логики разрешения конкретного спора, действовали в интересах «живых», действующих участников гражданского оборота в ущерб строгости закона», — считает М.Газдиев.

Он признает, что отзыв банковской лицензии с последующим банкротством кредитной организации делает удовлетворение требований по гарантии если не полностью невозможным, то очень сложным. Но, подчеркивает М.Газдиев, закон говорит о том, что банкротство — это всего лишь неспособность исполнить обязательства, из закона не следует невозможность их исполнения.

«Именно поэтому нормы, регулирующие отношения сторон договора независимой гарантии, не называют банкротство гаранта основанием прекращения обязательств», — говорит он.

РИСКИ ДЛЯ БЕНЕФИЦИАРОВ

Но позиция ВС РФ в деле «Транскапиталбанк против банка Таврический» не решает всех проблем, возникающих с действием банковской гарантии после отзыва лицензии у кредитной организации и ее банкротства. Принципал может нарушить свои обязательства уже после того, как банк-гарант признан несостоятельным, а реестр закрыт.

В этом случае бенефициары рискуют оказаться за реестром кредиторов, так как срок предъявления требований будет пропущен. «Это фактически лишит их надежды получить хоть какие-то денежные средства», — говорит С.Морозов.

Выходом из ситуации, по его словам, могло бы стать признание подобных требований бенефициара текущими. Но это несправедливо по отношению к другим кредиторам третьей очереди, ведь требование по банковской гарантии, выданной да начала банкротства, по своей сути к текущим не относится. Еще один вариант, продолжает С.Морозов, — пойти по пути исчисления срока на предъявление требований по банковской гарантии не с момента признания банка банкротом, а с момента нарушения обязательств принципалом.

«Хочется верить, что ВС РФ, формируя позицию по делам [«Магнума» и «Коралла»], учтет данный аспект и разъяснит, как бенефициару по банковской гарантии действовать в случае, если основания для ее выплаты возникнут уже после закрытия реестра кредиторов банка», — говорит С.Морозов.

Федресурс

Использованы материалы Новостной ленты «Интерфакс»


Комментарии в СМИ
Магомед Газдиев
Поиск в пресс-центре