Комментарий Анны Сулимы для Интерфакса

ВС РФ дал новые возможности банкам для взыскания убытков с бенефициаров компаний-заемщиков

Кредиторам необязательно прибегать к уголовному преследованию владельцев и директоров компаний-банкротов, чтобы доказать их вину и переложить на них невозвращенный долг заемщика, следует из определения Верховного суда (ВС) РФ по делу банка «Траст» и компании, нелегально торговавшей в РФ батарейками Gillette. ВС РФ не совершил революции, но расширил возможности для привлечения к ответственности бенефициаров бизнеса, действовавших противоправно, отмечают эксперты.

МНИМОЕ БЛАГОПОЛУЧИЕ

В деле, в рамках которого была сформулирована правовая позиция с таким значением, фигурировал кредит на сумму более 500 млн рублей, который ООО «Де Джиллетт Бат Компани» в 2013 году взяла у ПАО «Национальный банк «Траст». Заемщик предоставил бухгалтерский баланс, который свидетельствовал о значительных — превышавших сумму кредита — оборотных активах в виде запасов, а также о наличии сопоставимой с размером кредитования дебиторской задолженности со стороны ООО «Белт» и ООО «Ремень».

По бумагам «Де Джиллетт Бат Компани» являла собой надежного заемщика, но деньги не вернула. А вскоре после того, как суд в 2014 году обязал ее прекратить продажу батареек, маркированных обозначением Gillette и выплатить 1 млн рублей компенсации американской The Gillette Company, компания обанкротилась, а в июле 2016 года была ликвидирована.При этом в ходе процедуры банкротства выяснилось, что «Де Джиллетт Бат Компани» задолжала «Белту» и «Ремню» сумму, сопоставимую с размером кредита, а не наоборот.

«Трасту» по итогам конкурсного производства ничего не досталось, следует из материалов дела. После этого он попытался вернуть 504 млн рублей сначала с помощью привлечения владельца «Де Джиллетт Бат Компани» Юлии Ерменевой и последовательно занимавших пост гендиректора Лилии Агаевой и Маргариты Ягуповой к субсидиарной ответственности, а затем — путем взыскания с них убытков. По мнению банка, целью владельца и менеджеров было создать видимость наличия у «Де Джиллетт Бат Компани» дебиторской задолженности, и потому они представили недействительные бухгалтерские документы.

Но три судебных инстанции отказали «Трасту» в удовлетворении его требований. Обосновывая свои решения, они указали, что банк сначала должен был оспорить сделку по выделению кредита, а затем уже привлекать к ответственности контролирующих лиц. Кассация, кроме того, отметила, что выводы об умышленности действий ответчиков по предоставлению недостоверной документации в целях получения кредита могут быть сделаны только в рамках уголовного судопроизводства.

ГРАЖДАНСКИЙ ПРОЦЕСС НЕ ХУЖЕ УГОЛОВНОГО

С такими выводами не согласилась судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ. По ее мнению, судам нужно было разобраться в обстоятельствах дела, а также распознать роли владельца и менеджеров. «Установление фактов [причинения убытков, противоправности действий причинителя и причинно-следственной связи между этими фактами] возможно не только в рамках уголовного, но и в гражданском судопроизводстве», — говорится в определении коллегии, опубликованном в картотеке арбитражных дел. При этом противоправное поведение, в частности, умышленный обман контрагента, повлекшее причинение вреда третьим лицам, может рассматриваться в качестве самостоятельного состава деликта (проступок — ИФ), — написала коллегия ВС РФ.

Не согласилась коллегия ВС РФ и с позицией судов, решивших, что «Траст» должен был попытаться оспорить сделку по выдаче кредита. Это «не явилось бы более эффективным способом защиты», чем заявленное требование, рассудили судьи, так как о предоставлении недостоверных данных банк узнал только при рассмотрении дела о несостоятельности «Де Джиллетт Бат Компани».

БОЛЬШЕ ВОЗМОЖНОСТЕЙ ДЛЯ КРЕДИТОРОВ

«По сути, коллегия возложила на директоров и участника долг заемщика, при этом не в рамках субсидиарной ответственности, а в рамках обычного «прямого» деликтного притязания, указав, что требуется установить умысел указанных лиц и имеет значение степень осторожности и осмотрительности самого банка», — прокомментировал это решение ВС РФ на своей странице в Facebook профессор факультета права Высшей школы экономики Артем Карапетов. При этом в отношении умысла, по его словам, это можно сделать и без уголовного приговора, а в рамках обычного гражданского спора.

ВС РФ не только проводит грань между предметом доказывания в уголовном судопроизводстве и арбитражном процессе, но и значительно расширяет возможности механизма привлечения к ответственности контролирующих должника лиц, считает юрист правового бюро «Олевинский, Буюкян и партнеры» Анна Сулима.

«Такая позиция ВС РФ может распространяться на множество вариантов поведения должника: предоставление в залог заведомо неликвидного или отсутствующего имущества, согласованные действия с банком на получение кредита с высокой степенью невозвратности при отсутствии надлежащего обеспечения», — полагает она.

Партнер коллегии адвокатов «Юков и партнеры» Светлана Тарнопольская напоминает, что по сложившейся практике установление фактов противоправного поведения привлекаемых к ответственности лиц в рамках уголовного судопроизводства является желательным, но отнюдь не обязательным элементом доказывания вины этих лиц. «В связи с этим ничего революционного в выводах ВС РФ нет», — считает она. Тем не менее, по ее мнению, очень хорошо, что на уровне высшей судебной инстанции получил подтверждение подход о том, что в рамках одного лишь гражданского судопроизводства могут быть исследованы всех обстоятельства, при которых был причинен вред юридическому лицу, и собрано достаточно доказательств для окончательных выводов.

Федресурс

Использованы материалы Новостной ленты «Интерфакс»


Комментарии в СМИ
Анна Сулима
Поиск в пресс-центре