Комментарий Елены Полеоновой и Тимура Баязитова для Федресурса

ВС решит, включать ли в реестр требования кредитора, опоздавшего из-за приставов — ПБ «Олевинский, Буюкян и партнеры»

15 апреля 2019 года Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ рассмотрит кассационную жалобу Клещёва Дениса Евгеньевича – кредитора КБ «Инвесттрастбанк» в рамках дела №А40−217490/15.

Решением Арбитражного суда города Москвы в январе 2016 года в отношении КБ «Инвесттрастбанк» открыто конкурсное производство, функции конкурсного управляющего возложены на ГК «Агентство по страхованию вкладов».

Реестр требований кредиторов закрыт в апреле 2016 года.

В сентябре 2017 года Клещев Д.Е. обратился в ГК «Агентство по страхованию вкладов» с заявлением о принятии исполнительных листов к исполнению. Уведомлением от 7 ноября 2017 года в установлении требований в реестре требований кредиторов Коммерческого банка «Инвесттрастбанк» было отказано. В ноябре 2019 года Клещев Д.Е. повторно обратился с заявлением о принятии исполнительных листов к исполнению. Уведомлением от 16 февраля 2018 года требования Клещева Д.Е. признаны обоснованными и подлежащими удовлетворению за счёт имущества, оставшегося после удовлетворения требований кредиторов КБ «Инвесттрастбанк», предъявленных в установленный срок и включенных в реестр требований кредиторов.

Учёт требований «за реестром» послужил основанием для обращения Клещева Д.Е. в суд с возражениями.

Арбитражный суд города Москвы в удовлетворении возражений Клещева Д.Е. отказал, согласившись с позицией ГК «Агентство по страхованию вкладов» и указал, что требование подлежит удовлетворению после удовлетворения требований кредиторов, заявленных в срок.

Апелляционный суд отменил определение первой инстанции, указав, что требования Клещева Д.Е. подтверждены вступившим в законную силу судебным актом и выданным на его основании исполнительным листом, текущими не являются, заявлены в установленном порядке и с учётом этих обстоятельств подлежат учёту в третьей очереди реестра требований кредиторов. При этом апелляционный суд сослался на пункт 12 постановления Пленума ВАС РФ от 23 июля 2009 года №59, где даны разъяснения о прекращении исполнения по документам, принятым судебными приставами-исполнителями к производству до признания должника банкротом и направлении исполнительных документов конкурсному управляющему. Если исполнительный документ поступает на исполнение после принятия судом решения о признании должника банкротом судебный пристав-исполнитель выносит постановление об отказе в возбуждении исполнительного производства

В кассационной жалобе на апелляционное определение АСВ указывало, что исполнительное производство по заявлению Клещева Д.Е. не возбуждалось, а суд апелляционной инстанции дал неправильную оценку обстоятельствам дела в части пропуска заявителем двухмесячного срока на обращение с заявлением о включении в реестр требований кредиторов должника.

Суд округа отменил судебный акт апелляции и оставил в силе определение первой инстанции. При этом в постановлении кассации указано, что реестр требований кредиторов Инвесттрастбанка закрыт в апреле 2016 года, а первоначальное требование Клещевым Д.Е. заявлено в сентябре 2017 года, следовательно двухмесячный срок на обращение с заявлением о включении в реестр требований кредиторов должника Клещевым Д.Е. пропущен. По мнению кассационной инстанции, положения пункта 12 постановления Пленума ВАС РФ от 23 июля 2009 года №59 не применимы к данному случаю, поскольку в деле нет доказательств, подтверждающих возбуждение исполнительного производства по требованиям кредитора.

Клещев Д.Е обратился с кассационной жалобой в ВС РФ. Выражая несогласие с обжалуемыми судебными актами первой и кассационной инстанций, кредитор ссылается на переписку с должностными лицами ФССП, из которой следует, что не возбуждение исполнительного производства связано с бездействием должностных лиц этой службы. Кроме того, в жалобе заявитель указывает, что при рассмотрении аналогичного спора по заявлению его супруги – Клещевой О.В. суд округа пришел к противоположным выводам, оставив в силе определение апелляционной инстанции об удовлетворении заявления кредитора.

Клещев Д.Е. действительно обратился с заявлением об установлении своего требования после закрытия реестра, но при этом, на наш взгляд, суды не дали надлежащую оценку доводам кредитора о том, что невозбуждение исполнительного производства связано с бездействием должностных лиц ФССП. Таким образом, если в материалах дела имеются достаточные доказательства того, что исполнительное производство не возбуждено вследствие незаконного бездействия должностного лица ФССП, то обстоятельства пропуска двухмесячного срока на предъявление заявления о включении в реестр требований кредиторов нуждаются в дополнительном исследовании.

Согласно части 8 статьи 30 Закона об исполнительном производстве судебный пристав-исполнитель в трехдневный срок со дня поступления к нему исполнительного документа выносит постановление о возбуждении исполнительного производства, либо об отказе в возбуждении исполнительного производства.

В постановлении Президиума ВАС РФ от 12 февраля 2013 г. N 12781/12 указано: «Бездействие судебного пристава, выражающееся в невыполнении исполнительных действий в установленный Законом об исполнительном производстве срок, является прямым нарушением норм этого Закона и приводит к нарушению прав и законных интересов взыскателя».

При этом на уровне высшей инстанции уже давно выработана правовая позиция, согласно которой лицо, направившее исполнительный лист на принудительное исполнение в ФССП, даже в случае заявления требования «с опозданием», может претендовать на включение требования в реестр требований кредиторов. В частности, в пункте 15 постановления Пленума ВАС РФ от 23.07.2009 № 59 даны соответствующие разъяснения о применении Закона об исполнительном производстве, в случае возбуждения дела о банкротстве.

Также в Определении ВС РФ от 2 июля 2018 года №305-ЭС17−10070(2) отмечено, что особенности правового регулирования срока предъявления требований при наличии возбужденного исполнительного производства обусловлены тем, что взыскатель, поручивший исполнение судебного решения государственной службе, специально созданной для этих целей, разумно ожидает того, что он будет проинформирован путем индивидуального извещения об объективной невозможности продолжения процедуры взыскания, начатой по его заявлению.

При этом, сложившая судебная практика устанавливает особый порядок исчисления срока для предъявления требований кредиторов, только при наличии возбужденного исполнительного производства. Ответа на вопрос, каким образом суды должны действовать, в случаях, когда взыскатель передал исполнительный лист судебному приставу, а тот бездействовал, нарушая нормы Закона об исполнительном производстве, что в последующем повлекло учёт требования «за реестром», в судебной практике пока нет.

Принимая во внимание, что судья СКЭС ВС РФ Корнелюк Е.С. обратила внимание на довод заявителя о том, что невозбуждение исполнительного производства связано с бездействием должностных лиц ФССП, полагаем, что Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ укажет, что суды нижестоящих инстанции не исследовали вопрос о том, что явилось причиной пропуска Клещевым Д.Е. двухмесячного срока на предъявление требований о включении в реестр требований кредиторов Инвесттрастбанка, как повлияло на это обстоятельство бездействие должностных лиц ФССП, и отправит дело на новое рассмотрение.

На наш взгляд, определяющее значение в данном споре будет иметь осведомленность кредитора о введении в отношении КБ «Инвесттрастбанк» конкурсного производства. Возможно, общее правило о том, что кредитор должен знать о банкротстве должника из публикации в СМИ применению подлежать не будет, но, например, из материалов дела может быть установлено, что Клещев Д.Е. знал о введении в отношении должника процедуры конкурсного производства. Тогда суд во включении в реестр требований кредиторов откажет, как решил суд в деле N А21−4174/2013 (Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 15.01.2016).

Существенным является и довод заявителя жалобы о том, что в рамках одного и того же дела в двух аналогичных обособленных спорах (по рассматриваемому и по заявлению Клещевой О.В.) приняты абсолютно разные судебные акты, что не способствует единообразию правоприменительной практики.

Полагаем, что в случае подтверждения довода Клещева Д.Е. о том, что исполнительное производство не возбуждено вследствие незаконного бездействия должностного лица ФССП, данное обстоятельство будет оценено судом для обеспечения единообразия сложившейся судебной практики.

По нашему мнению, это дело по праву заслужило внимания СКЭС ВС РФ. Вероятнее всего, предстоящее определение будет направлено на уточнение положений постановления Пленума ВАС РФ от 23 июля 2009 года №59 «О некоторых вопросах практики применения Федерального закона «Об исполнительном производстве» в случае возбуждения дела о банкротстве», для случаев, когда исполнительное производство не возбуждено по причине бездействия должностных лиц ФССП. Это дополнит перечень подлежащих применению позиций судебной практики по вопросам оценки обстоятельств и последствий опоздания заявления кредиторами требований к несостоятельному должнику.

Федресурс

Елена Полеонова, Тимур Баязитов


Комментарии в СМИ
Елена Полеонова
Поиск в пресс-центре