ООО «Газкоммерц»

В 2008 году в правовое бюро обратился генеральный директор — один из участников общества «Газкоммерц». Он и его партнер на паритетных началах владели долями общества: наш клиент — как физическое лицо, его партнер — опосредованно, через одну из своих фирм.

Поводом для обращения к юристам правового бюро стала довольно странная ситуация, сложившаяся в компании: в один из дней наш клиент не смог попасть в офис собственной фирмы — его просто не пустила охрана, объяснив, что теперь он не имеет к «Газкоммерцу» никакого отношения.

Оказалось, что наш клиент, кроме того, что перестал быть генеральным директором фирмы, лишился своей доли в обществе — фактически ее украли. Как выяснили юристы, его оппонент фальсифицировал заявление своего теперь уже бывшего партнера о выходе из «Газкоммерца», получив таким образом полный контроль над фирмой — долю нашего клиента общество распределило единственному оставшемуся участнику.

Наши специалисты, проанализировав ситуацию, пришли к выводу, что отстоять интересы клиента и вернуть его долю возможно. А бороться было за что: предприятие с достаточно серьезными оборотами владело недвижимым имуществом в непосредственной близости к центру Москвы.

Юристы правового бюро подготовили и подали в арбитражный суд Москвы иск о признании решения собрания общества недействительным. Одновременно в суд поступило заявление о принятии обеспечительных мер — предприятию было запрещено распоряжаться недвижимым имуществом и долями в других обществах, что позволило нам блокировать возможную продажу активов «Газкоммерца». Соответствующее заявление также было подано в правоохранительные органы.

Наш оппонент был вынужден пойти на попятную: для него стало очевидным, что при таком повороте событий факт подделки заявления найдёт своё подтверждение в процессе расследования уголовного дела или в арбитражном суде при рассмотрении иска, и уголовное преследование может закончиться для него плачевно. Мы смогли убедить нашего клиента не соглашаться ни на какие аферы со стороны бывшего партнера, и настояли на переговорах.

Переговорный процесс был длительным и сложным. Мы поставили перед собой задачу защитить имущественные интересы клиента, и нам это удалось — в результате переговоров наш клиент получил то, на что рассчитывал — он был восстановлен в должности генерального директора, стал единственным участником общества, в полном объемё сохранил права на недвижимое имущество. Когда мы поняли, что имущественные интересы нашего клиента защищены, подали отказы от исков — это входило в условие соглашения, достигнутого за столом переговоров.